Три-Систерс


Максимальная глубина: 40 м.
Рекомендуемый сезон: с сентября по апрель
Категория сложности: высшая
Особые достопримечательности: гигантские горгонарии
Видимост: 30 метров
Течение: нет

Острова Кайман расположены в 770 км к югу от Майами — между Кубой и Центральной Америкой. Их открыл в 1503 г. Христофор Колумб — во время своего четвертого плавания, и то совершенно случайно. Точнее говоря, сам-то он высадился только на Малом Каймане, который и назвал Черепашьим островом, потому что черепах там было видимо-невидимо. На более поздних морских картах эти острова назывались Лагатаргос, а с 1530 г. их стали обозначать словом, заимствованным у индейцев, — Кайман, то есть «маленький крокодил».

Что касается подводного плавания, то на Большом Каймане можно погружаться с любого берега, хотя большинство ныряльщиков все же предпочитают западный, поскольку волнение там слабое круглый год. Между тем самые диковинные подводные достопримечательности расположены против северного берега — на так называемой Северо-Западной Стене. И подобраться к ним можно разве что на катере, хотя это занимает довольно много времени, и к тому же в хорошую погоду. При крепком ветре и сильном волнении моря погружение может и вовсе не состояться. Как бы то ни было, именно там, с северной стороны, находятся главные достопримечательности подводного мира острова Большой Кайман, притом на значительном удалении от любой прибрежной гостиницы и подводной базы, и без большого морского катера тут, понятно, не обойтись. Близ острова Большой Кайман находится и самая живописная из местных подводных достопримечательностей — Три-Систерс.

Это место расположено близ южного побережья острова, неподалеку от входа в канал Ист-Энд. Примечательно, что подводные склоны с этой стороны острова опускаются глубже, чем, скажем, возле западного побережья: риф здесь простирается на глубине 22 м. Три-Систерс — это три огромных скальных постамента, громоздящиеся на подступах к отвесу рифа, как будто их там установили специально. При этом они расположены так, что образуют как бы каньоны, по которым можно проплыть из конца в конец. Стены их покрыты хрупкой растительностью, и проплывать мимо них следует с величайшей осторожностью, чтобы ненароком не повредить. Вздумай ныряльщик обследовать Три-Систерс целиком, ему придется тщательно распланировать погружение, поскольку постаменты отстоят друг от друга на расстоянии около 80 м. Кроме того, необходимо учесть и время спуска с борта катера до рифа. Чтобы сэкономить воздух в баллонах, до места, где склон уходит резко вглубь, лучше добираться поверху вплавь, дыша через трубку, в этом есть и своя польза: так легче сориентироваться в воде, а заодно можно полюбоваться восхитительным донным ландшафтом.

Впрочем, можно погрузиться и в непосредственной близости к каньонам. Этот путь не менее приятный, к тому же он ведет прямиком на глубину и пролегает мимо рифов. Но и здесь нужны точный расчет времени погружения и запас воздуха, потому что полностью обследовать этот подводный участок за одно погружение практически невозможно.

Три-Систерс покрыты пышной растительностью, в том числе глубоководными горгонариями и губками. Всюду мерцают оранжевые туалетные губки, а рядом торчат, подобно пушечным стволам, губки бочковидные. В здешних водах можно наблюдать великое разнообразие рыб и других животных поменьше, в общем-то, типичных для большинства других районов Карибского моря. В канал Ист-Энд, например, заплывают пятнистые скаты-орляки, акулы и прочие морские хищники. И все это — на фоне пышной растительности и хрустально-чистых вод, омывающих эту часть острова.

С учетом больших глубин и необходимости четко следовать графику погружения спускаться на Три-Систерс разрешается только бывалым ныряльщикам или, по крайней мере, в сопровождении опытных инструкторов. Не лишней будет и карта с местоположением рифа и главных подводных достопримечательностей: по ней легче выйти на катере в заданную точку и совершить само погружение. Чтобы освоиться, сначала стоит погрузиться к западному постаменту, затем двинуться вдоль его отвеса ко второму и, наконец, к третьему, придерживаясь при этом восточного направления и принимая в расчет силу течения.

Далеко в стороне из морской бездны вздымается громадная, почти квадратная скала, отделенная от рифового склона глубоким каньоном. Это и есть первый постамент. Ну а главное, что привлекает внимание всякого, кто оказался здесь, — многочисленные косяки креольских губанов, снующих в зарослях листовидных кораллов, под развесистыми ветвями которых ютятся большеглазые окуни, с любопытством рассматривающие все, что проплывает мимо. Миновав рифовый склон, густо поросший мягкими кораллами, попадаешь ко второму постаменту. Он уже первого, хотя такой же высокий и торчит наподобие гигантского пальца. Его крутые стены сплошь покрыты горгонариями, поражающими причудливыми формами, особенно в свете рассеянных солнечных лучей. Слева и справа морское ложе резко обрывается в глубину. Здесь можно плавать часами, забыв про время: будто находишься в сказке. А ведь надо успеть добраться до третьего постамента. По размерам этот утес под стать двум другим и не менее привлекателен: не случайно в переводе с английского Три-Систерс означает «Три Сестры». Впрочем, времени вам хватит только на то, чтобы осмотреть верхушку третьего утеса, после чего следует сразу же всплывать, поскольку до поверхности вам предстоит преодолеть более 20 м.