Монте-Сцилла


Максимальная глубина: 45 м.
Рекомендуемый сезон: с апреля по ноябрь
Категория сложности: высшая
Особые достопримечательности: красные и желтые горгонарии и антипатарии
Видимость: летом – более 40 м.
Течение: переменное

Средиземное море мо¬жет одарить ныряльщиков не менее яркими впечатлениями, чем тропические моря. Под стать любому из них, оно представляет собой величайшую сокровищницу подводного мира: взять хотя бы Мессинский пролив, разделяющий Италию и Сицилию, который еще древние римляне нарекли Mare Nostrum (Наше море). Мессинский пролив, протянувшийся всего лишь на несколько километров с юга на север, отличается довольно резкими перепадами глубин — от 230 до 1300 м и более. В одном месте берега Калабрии и Сицилии сближаются настолько, что расстояние между ними составляет чуть больше полутора километров. При этом они образуют гигантскую трубу, расширяющуюся к югу в сторону Ионического моря и сужающуюся к северу — там, где стоят города Мессина на Сицилии и Вилла-Сан-Джованни в Калабрии. Чередование приливов и отливов соответственно приводит к изменению уровня двух морей — Тирренского и Ионического.

Бурный приливной поток, устремляющийся в Мессинский пролив с севера на юг, меняет направление каждые шесть часов. Благодаря этому подводный мир Мессинского пролива — самый богатый по сравнению со всеми остальными областями Средиземного моря.
С учетом вышесказанного перед погружением необходимо внимательно изучить специальные таблицы приливов — их ежегодно выпускает Гидрографический институт ВМФ Италии. В этих таблицах указываются изменения интенсивности течений, в том числе в Мессинском проливе, на каждый день — от максимального уровня до минимального. Кроме того, погружаться в воды пролива следует в сопровождении опытного проводника.

В этом районе Средиземноморья много подводных достопримечательностей, и выделять из их числа какое-то одно не имеет смысла, поскольку все они прекрасны. И где бы вы ни решили начать погружение, подводный мир Мессинского пролива тут же распахнется перед вами во всем своем великолепии. Войти в него можно прямо с берега, притом в любом месте.
Ну а мы с вами начнем с местечка, расположенного у северного входа в пролив, где стоит деревушка Сцилла. К берегу моря оттуда ведет дорожка, частично пролегающая через скальный туннель.
Сверившись с приливными таблицами, мы входим в воду и проплываем 200 м по направлению к мысу, который вдается в открытое море, — там из воды выступают верхушки подводных скал. Морское ложе, идущее резко под уклон, образует гигантский каменистый оползень. Это место славится и многообразием каменных рыб — они косяками снуют между скалами, покрытыми морскими звездами, губками и мшанками. На 30-метровой глубине камни уступают место мерцающему крупному песку: он отражает попадающие на него отблески естественного света, что во многом объясняется прозрачностью здешних вод.

Прямо перед нами маячит призрачными очертаниями подводная гора — знаменитая Монте-Сцилла, главная местная подводная достопримечательность. По мере приближения к этой скальной громаде ее очертания проступают все более явственно. Она вздымается с морского дна — с 40-метровой глубины — на 20 м вверх. Стены горы поросли изжелта-красными морскими веерами — воистину дивное зрелище! А возле нее прямо из песка вырастают огромные каменные глыбы, сплошь покрытые причудливыми кишечнополостными и гибкими веерами, мимо которых проплывают стайки черно-красных рыб-ласточек.
По обе стороны главной отмели морское ложе — местами песчаное, местами заваленное крупными валунами — постепенно идет под уклон, пока не образует резкий перепад, обрывающийся в глубину еще метров на десять. Чуть поодаль, в сторону открытого моря, дно снова щетинится скалами — они вздымаются величественными грядами с большой глубины. Здесь же мы оказываемся перед входом в удивительный по красоте подводный канал, дно которого покрыто изжелта-красными морскими веерами, а своды — бугристым ковром из морских звезд. Скальные стены обрываются здесь на несколько десятков метров в глубину. Мы осматриваем их мельком — по пути к вершине подводного утеса, громоздящегося чуть поодаль. Оттуда мы проникаем в широкую галерею, как бы вымощенную каменными глыбами, поросшими невероятной красоты морскими веерами.

Однажды я загорелся желанием опуститься на самое дно бездны и начал погружаться как раз отсюда. Спуск походил скорее на свободный полет: так парит в воздухе парапланерист, прыгнувший с какой-нибудь альпийской вершины. Через мгновение я уже был на 80-метровой глубине, бездна подо мной казалась бездонной, и только желтые ветви морских вееров, облепивших крутой скат, мелькали на фоне бескрайней густой синевы, простиравшейся вокруг. Изредка то у меня над головой, то под ногами вспыхивали и гасли желтые ветви антипатарий — таинственных обитателей глубин, куда еще никому не удавалось проникнуть до меня.

Здесь самое время упомянуть и о другой живности, обитающей среди подводных камней и скал. Впрочем, назовем лишь некоторых обитателей этих глубин — самых диковинных — и начнем, пожалуй, с цериантусов, встречающихся на песчаном дне. Вот и первая парочка, она затаилась на глубине 30 – 36 м среди камней, образующих оползень, и отвесными склонами Монте-Сциллы. А вот еще одна парочка — пристроилась между «Горой» и боковым откосом скального амфитеатра, поросшего пучками морских вееров. В этих глубинах нередко встречаются довольно крупные экземпляры солнечников, будто восстающих из морской бездны, и страшных морских чертей. Солнечники особенно ярко смотрятся на фоне кораллов и морских вееров: затаившись в их ветвях, они внимательно смотрят, нет ли рядом опасности. А морской черт полеживает на бугрящемся песчаном дне, местами устланном водорослями. Временами вдоль внешнего склона «Горы» чинно проплывают огромные груперы, выбравшиеся из своих излюбленных потайных мест в широких и глубоких скальных расщелинах. Нельзя упустить из виду и многочисленные ветвистые антипатарий, облюбовавшие себе безмятежные 30-метровые глубины. Впрочем, средиземноморская антипатария (Gerardia savaglia) — типичный паразит, живущий за счет морских вееров. Он нападает на красно-желтую парамурицею, убивает ее полипы и преспокойно захватывает их место. Уничтожив таким образом всю колонию с помощью своих желтых полипов, антипатария буквально врастает в скелет морского веера, образуя с ним единое целое. Средиземноморская антипатария только внешне похожа на свою драгоценную тропическую родственницу, поскольку, в отличие от последней, ее скелет не представляет ни малейшей ценности.

Совершив дневное погружение в районе Монте-Сциллы, непременно спуститесь туда и ночью. Только в это время можно увидеть в здешних глубинах диковинного астропартуса: он выбирается из своего потайного дневного убежища и широко расправляет щупальца, подставляя их течению. Но как только первые солнечные лучи тронут морскую поверхность, астропартус убирает их обратно — и скорее во мрак убежища.