Остроконечная скала


Максимальная глубина: 40 м. Рекомендуемый сезон: круглый год Категория сложности: высшая Особые достопримечательности: разнообразные акулы Видимость: около 40 м. Течение: сильное Легкий алюминиевый катамаран быстро продвигался по огромным волнам, небо было затянуто свинцовыми тучами, а в воздухе кружили клочья пены. Я даже не мог предположить, что именно в этот ненастный день мне предстояло совершить одно из самых удивительных погружений в моей богатой подводными приключениями жизни. Мы были в открытом море напротив Форстера, рыбацкого поделка, расположенного в часе езды от Сиднея. Мои попутчики, как и я, с тревогой глядели на волны, бросавшие судно из стороны в сторону, но Рон уверенно справлялся с управлением. Возможно, он был даже рад, что шторм произвел на нас столь сильное впечатление. Мы то взлетали на увенчанный белой пеной гребень волны, то проваливались между огромными серыми стенами волн. Внезапно полил проливной дождь, да так сильно, что даже гребни пены сгладились. В том месте, куда мы направлялись, уже стояло несколько катеров. Они подни¬мались и опускались, то исчезая между волнами, то поднимаясь на их гладкие гребни. «Это охотники за акулами», — пояснил наш капитан, достав якорь из форпика и бросив его за борт. Мы быстро приготовились к погружению. Ливень кончился — в сплошном облачнрм покрове образовалось окно и солнечные лучи пронзили морскую глубину. Прыгнув в воду, мы быстро спустились вдоль якорной цепи и по¬плыли к большой черной скале. Под нами кружит косяк сериол, крупных серебристых рыб, достигающих метра в длину, но мы не останавливаемся — надо добраться до дна как можно скорее, иначе течение отнесет нас в сторону. Место, где мы находимся, называется Остроконечная скала: это каменистое мелководье, со всех сторон окруженное глубоководными участками. Оказалось, что название себя не оправдало: вместо одиночной скалы мы видим длинный зубчатый хребет с поперечными каналами и довольно высокими пиками. Глубина вокруг нас около 35 — 40 м, а вершины подводного хребта находятся в 24 м от поверхности. Камни на дне плоские, отполированные сильным течением. Возможно, именно благодаря течению здесь обитает множество разнообразных организмов. Через несколько мгновений к нам приблизился косяк крупных рыб, а когда он резко повернул в сторону, вода вокруг нас буквально забурлила. Остроконечная скала привлекает аквалангистов прежде всего тем, что здесь очень много акул. Мы увидели робких и безобидных австралийских бычьих акул, агрессивных и стремительных сельдевых акул, хорошо замаскированных ковровых акул с пестрым узором из разнообразных пятен и полос и мясистыми наростами на голове, а также австралийских суповых акул с устрашающими зубами. Около Остроконечной скалы постоянно кружат диковинные акулы-молоты, довольно часто заплывают сюда и большие белые акулы. Среди каменистых ущелий мы обнаружили крупную оранжевую ветвистую губку, украшенную гроздями белых яиц головоногих моллюсков. Окрестные скалы были покрыты роскошными ярко-желтыми актиниями (Раrazoanthus) с маленькими прозрачными колечками на верхушках. Добравшись до якоря, мы двинулись дальше вдоль дна. Внушительный выступ защищал нас от течения, и мы плыли вперед без особых усилий. Наше внимание привлекла большая темная подвижная масса. Приблизившись к ней, мы увидели, что это плотный косяк австралийских карангов. Эти рыбки, размером с ладонь, резвились у входа в небольшой грот. Бока рыб сверкали, сотни особей двигались ритмично, как искусные танцоры. Только свет наших фонариков позволил нам обнаружить крупную ковровую акулу, лежавшую на дне пещеры. Полная неподвижность и защитная окраска делают эту рыбу абсолютно незаметной. Я вплотную приблизился к акуле и направил луч света прямо ей в глаза, но рыбина не тронулась с места до тех пор, пока мое присутствие не показалось ей чересчур навязчивым. Тогда она зашевелилась, выгнула спину и, качая головой из стороны в сторону, с трудом поднялась с грунта и двинулась прочь, отбросив меня к стенке грота. Ее трехметровое тело медленно проплыло перед моими глазами, и я ощутил, как от взмахов ее хвоста вода вокруг пришла в движение. Покинув грот, мы увидели группу из трех австралийских бычьих акул, лежавших на дне. Эти мирные рыбы с непропорционально крупными головами совсем не похожи на некоторых своих грозных родственников. На том же участке дна обитают огромные черные лактофрисы, достигающие двух метров в диаметре. Мы подняли глаза и прямо над подводным хребтом увидели знакомые силуэты нескольких суповых акул. Поплыв в их сторону, мы вышли из-под защиты скалистого хребта. Но из-за сильного встречного течения угнаться за ними было непросто. Сами же акулы, казалось, не замечали ни нас, ни течения. Они продолжали медленно плыть, держась на некотором расстоянии друг от друга. Их было шесть или семь. Эти крупные, мощные и величавые рыбы достигали 2-3 м в длину, а их кожа в лучах наших фонариков играла бронзовыми бликами. В полуоткрытых пастях виднелись длинные, кривые, острые, как бритва, зубы, и мы даже слегка испугались. Считается, что суповые акулы нерасторопны и безобидны, но на самом деле они способны внезапно и молниеносно напасть на человека. Памятуя об этом, я стараюсь подобраться к этим хищникам поближе для того, чтобы сфотографировать их свирепые пасти. Тут я замечаю, что акулы, держась на прежнем расстоянии друг от друга, начинают всплывать. Я следую за ними, с трудом преодолевая силу течения и сгибаясь под тяжестью громоздкого оборудования для фотосъемки. Я пытаюсь угнаться за рыбами, но течение неумолимо сносит меня назад, все дальше и дальше. В нескольких метрах выше парит черное облако: это косяк сериол. Акулы начинают медленно и настойчиво окружать его. Серебристые рыбки вынуждены жаться друг к другу все плотнее, сливаясь в единую массу, — и наконец косяк превращается в гигантский, трепещущий от страха живой ком. Неожиданно крупная акула замирает в нескольких метрах от него. Она неподвижна — только помахивает хвостом, чтобы ее не сносило течением, а другие акулы меж тем постепенно оттесняют косяк в ее сторону, и так до тех пор, пока та не окажется в самой гуще кома. Раздается резкий звук — и мы слышим одновременный всплеск тысячи хвостов. Акула поймала рыбу и с жадностью пожирает ее. Финал этой драмы длится всего несколько мгновений. Потом точно так же замирает вторая акула, а другие продолжают плавать вокруг косяка, который опять превращается в ком. Я изо всех сил борюсь с коварным течением, чтобы запечатлеть на пленку этот трагический момент из жизни моря. Сцена охоты повторяется перед моими глазами снова и снова. Я наблюдаю за тем, как хищники помогают друг другу, но лишь несколько раз мне удается приблизиться к ним настолько, чтобы сделать хороший снимок. Воздух, который я вдыхаю, приобретает металлический привкус, потому что я устал бороться с течением и тяжело дышу. Пришло время всплывать. Последнее усилие — я добираюсь до якорной цепи и начинаю подниматься. Теперь я знаю точно: это было лучшее погружение в моей жизни.